Изменение внутреннего положения

Изменение внутреннего положенияИзменения внутреннего положения в России устраивали Антанту лишь в той степени, в какой они могли способствовать более успешному участию страны в войне и сохранению, а затем дальнейшему расширению финансово-экономических позиций империалистов в России. Все, что выходило за рамки «малой революции», вызывало с их стороны острую классовую ненависть к русскому народу. Борьба иностранных империалистов против «большой революции» росла, принимая различные формы по мере роста успехов большевистской партии в достижении главной стратегической цели — перехода к новому этапу революции и по мере прогрессирующего ослабления позиций буржуазии и соглашателей. Настойчивые усилия удержать Россию в войне и активизировать ее участие в военных действиях были органически связаны в политике Антанты с попытками помешать дальнейшему развитию русской революции и распространению революционного влияния рабочего класса России на народы капиталистических стран. Бьюкенен и Палеолог, выполняя инструкции своих правительств, требовали от русских министров срочных мер для борьбы с революцией.

Клеветническую кампанию против русского народа и его вождей империалисты Антанты вели совместно с русской буржуазией, нередко выступая при этом в качестве инициаторов травли большевистской партии или провокационных выступлений против рабочего класса России. Сообщения, посылавшиеся за границу Петроградским телеграфным агентством, фальсифицировали положение в России, изображали русский народ жаждущим активно участвовать в войне, содержали в себе открытые призывы применять военную силу против большевиков В таком же духе составляли свои телеграммы русские корреспонденты французских и английских газет. Наиболее полно отражавшая интересы французского империализма парижская «Temps» с большими подробностями на протяжении марта и апреля 1917 г. описывала поведение свергнутого русского царя и его семьи, их образ жизни, семейные дела, планы и намерения, а информацию о жизни и борьбе русского народа ограничивала гневными репликами против поведения «крайне левых». «Matin» шла по тому же пути. Обе газеты воспроизводили самую злобную клевету на вождя большевиков В. И. Ленина, приветствуя в то же время Плеханова, бывшего тогда оборонцем, возвращению которого в Россию «Temps» посвятила специальную передовую статью. В ненависти к лучшим представителям трудящихся России — большевикам объединялись почти все французские газеты. Парижская печать всячески старалась извратить политику партии по вопросу о войне, клеветнически заявляя, будто большевики хотят сепаратного мира с немцами. Гучкова, Милюкова, Львова буржуазные газеты объявили истинными вождями России. В то же время, в результате усиленной работы правительственной цензуры, общественное мнение Франции было лишено правдивой информации о положении в России и особенно о действительной политике и роли в стране большевиков. Клеветническая кампания со страниц газет велась так грубо и шумно, что даже весьма далекая от симпатии к русскому народу «Лига защиты прав человека и гражданина», в руководстве которой преобладали социал-шовинисты, сочла нужным опубликовать обращение к газетам с призывом «сохранить хоть некоторую благожелательность к новой России».

Copyright © 2015. All Rights Reserved.