Экспортер хлеба

Экспортер хлебаНа 1917 г. Франции не хватало только 30 млн. Ц хлеба, которые надеялись ввезти из-за границы. Одну шестую часть этого количества хотели ввезти из России. В то время как в России сложилось тяжелое продовольственное положение и она не могла выполнять прежних функций экспортера хлеба, в ряде стран, не затронутых непосредственновоенными действиями, имелись значительные хлебные излишки. Это признавали сами французы. Их профессора-экономисты оценивали наличные запасы хлеба на земном шаре в 1917 г. в 131 млн. квинталов, в том числе 40 — в Австралии, 30 — в США, 28 — в Канаде, 20 — в Индии и 13 — в Аргентине. Реальная возможность получить недостающее продовольствие, минуя Россию, у французского правительства была. Но там, в торговых отношениях с другими странами, за хлеб нужно было платить, а при оформлении торговых соглашений разговаривать, как равный с равным, а с США — как бедному племяннику с богатым дядюшкой. Здесь, в зависимой от Антанты России, доведенной ее правящими кругами до состояния, приближавшегося к полуколониальному, можно было приказывать, засчитывая к тому же хлебные поставки в счет посылаемого «русскому союзнику» второсортного (иногда и просто никуда не годного) военного снаряжения. Вот почему французские империалисты хотели получить одну шестую часть нужного хлеба именно из России, совершенно не считаясь с ее внутренними потребностями и реальным положением в стране. Требование, предъявленное «русскому союзнику» относительно вывоза пшеницы в 1917 г., объективно свидетельствовало о потере русской буржуазией самостоятельности в своих действиях. В лице Временного правительства буржуазная, империалистическая Франция нашла послушного исполнителя своей воли.

Плохо обстояло дело с хлебом и в самой Архангельской губернии. Еще в феврале 1917 г. военно-морские власти в Архангельске предупреждали штаб военно-морского флота, что отсутствие продовольствия может вызвать беспорядки в городе. В то время как на городских складах близ порта скапливались значительные запасы пшеницы, население города и губернии, как и большинства районов России при Временном правительстве, вело полуголодное существование. Главноначальствующий г. Архангельска, окруженный полуголодным населением, наложил запрет на отправку нескольких пароходов с зерном за границу, надеясь получить разрешение у правительства использовать пшеницу для нужд губернии. «В настоящее время на складах порта имеется всего около четырех сот тысяч пудов»,— телеграфировал он 4 июля сразу в четыре адреса предупреждая, что в случае «дальнейшего вывоза хлеба за границу без достаточного обеспечения местных нужд возможны эксцессы» В справке «Организация продовольственного дела за время революции 1917 года», составленной в июне 1917 г. по заданию бюро по созыву всероссийского продовольственного съезда, про Архангельскую губернию говорилось следующее: «Выяснилось, что хлеба почти нет. В некоторых местах начинается голод».

Copyright © 2015. All Rights Reserved.